Я, ждущая снега

Я, ждущая снега на первый адвент,

В тот самый торжественный белый момент,

Рождённый в дожде, в темноте и в тоске

О том, что синица пребудет в руке.

Я, ждущая снега, как ждут тишины,

В которой шаги по земле не слышны,

И только следы все расскажут о них —

Пришедших, ушедших, усталых. Земных.

Я, ждущая снега, как будто бы с ним

Исчезнет весь клоунский, страшненький грим

И белым листом снова ляжет судьба

И в хлопьях густых до весны — ворожба.

Коротко о ноябре

И каждый день мы тщетно ждали солнца

Хоть на минуту, хоть на полчаса,

Но догорала в сереньком оконце

Туч полоса.

Нам из-за тучи завещало солнце

Одним лучом согреться в ноябре,

И разливался блюдечком без донца,

Туман во мгле.

***

Солнце выйдет и зайдёт,

Не показываясь вовсе

Смотришь, и хандра пройдёт,

День короткий свеч попросит

И у ног моих уснёт.

***

Оттого ль этот рыжий костёр

Угольками прошедшего лета

Догорает? Закончился спор.

Я уже по сезону одета,

В ярко-красном веду разговор

С хмурым ликом больного рассвета.

Ода листве

О рыжий лиственный ковёр!

Он так торжественно прекрасен

И путь необратимо ясен

В опавший сад, в пустынный двор.

И путь необратимый ясен

В туманных дней холодный ряд,

Но светят столько дней подряд

Листвой последней клен и ясень.

Но светят столько дней подряд,

Нам дни земные продлевая,

Что я, на щедрость уповая

Природы, не гляжу назад.

Не удержать…

Не удержать последней желтизны

И листьев то дрожанья, то паренья,

Их под ногами медленного тленья,

Деревьев чёрной, голой новизны.

И даже этот бархатный ковёр

Не сохранить. И незачем стараться!

Конец приходит даже жгучим танцам

Листвы и ветра – их проигран спор.

Прогулка

Маме и Марку

Как глаз ласкает желтизна

И ноздри – палых листьев пряность…

Благодарю за эту данность,

За миг, отпущенный до дна.

За наших драгоценных встреч

Наполненность и трансцендентность,

За жизни явственную бренность,

За теплоту родимых плеч.

За то, что мы сумели – врозь,

За то, что мы лелеем – вместе.

Ведь листопад – надежды вестник

Хоть и горчит рябины гроздь.

Мы с тобой

Маме

В тумане город. На горе

Больница миражом.

А ведь вчера казалось мне,

Что город подожжен.

Когда мы шли рука в руке,

Не ускоряя шаг,

Вверяясь лиственной реке

На огненный маяк.

Но был тот всполох золотой

Лишь отблеском поры

Неверной, зыбкой, затяжной,

Когда всё жгут костры.

Но мы с тобой, но мы с тобой

Сквозь листья и года

Живем молитвою одной,

Несёт листву вода.

Осенний пир

Из-за листвы не виден дом,

Аллея тонет в золотом,

Но дерева сухой излом

Намёком,

Что все щедроты и дары –

Приметы ветреной поры,

И скоро догорят костры,

Всё в сроки.

А я иду и мне тепло,

От золотой листвы светло,

Ведь ветром землю замело

Недаром.

Все, что отпущено, – моё,

Грачей, синиц и воробьев.

Мы на пиру одной семьей

Задаром.

Я говорю тебе, что смерти нет

«Люблю я пышное природы увяданье…» А.С.Пушкин

Я говорю тебе, что смерти нет,

Мне все вокруг подсказывает это!

Смотри, как из-под туч струится свет,

Как празднично берёза разодета

Перед концом. Распадом. Темнотой.

Как радостно природы увяданье!

И тёплой нотой длится в сердце зной,

Чтоб временное скрасить расставанье.

Нет, смерти нет, а есть круговорот

Энергий чистых, гениев, пророков

Прошу, не говори – уходит год,

Ведь наша жизнь есть череда истоков.

И то, что тяготит и что клянёшь

Когда почти невыносима ноша,

Пройдёт, отступит, ты в себе найдёшь

Неведомые силы, радость множа.

Ночь октября

Эта тихая ночь октября,

Только слышно, как падают листья

Все не зря, все мученья не зря,

Значит сердце останется чистым.

Тонко-призрачен свет фонаря,

Все вокруг погрузилось в молчанье,

И чуть легче вздыхает земля,

И так сладко приходит признанье

Полноты этих кратких минут

Погруженья в иные пространства,

Где года не мелькают, а ждут

Маяками невиданных странствий.