Белый лебедь

Мне знаки были. Белый лебедь плыл,

Когда нагая плоть воды коснулась,

И я не от испуга содрогнулась,

А от прикосновенья высших сил.

Он крылья гордым лотосом сложил

И шею выгнул, молча вопрошая:

Рождение подвластно лишь светил

Перемещенью. Ты же, это зная,

Гневишь богов. То, верно, призрак был..

Advertisements

Вуд

Шесть женщин, шесть простых сонетов,

Одна судьба;

Извечный шкалик, сигарета –

Да голытьба;

И тайные воспоминанья

у каждой той,

И под коростой забубённой –

Прости, постой!

А в день и час, когда случилась

Внезапно смерть,

Так сердце горестно забилось…

Ну что ж ты, Эдь.

Голубые лужайки

Я ищу голубые лужайки

По весне, на земле, в тишине,

В птичьем гомоне, синем окне

Том небесном, с которого мне

Шлёт вселенная знаки – поймай-ка!

Я ловлю, я стараюсь вовсю,

Эти строчки в ладонях согрею,

Я, наверное, все не успею,

Но надеюсь – посмею, сумею,

Донесу, доскажу сказку всю.

Тебе в вечность

“Мой милый!”- не сказала я тебе.

Моим ты не был, милым – и подавно;

Твоей палаткой в памяти продавлен

Незримый след, как рытвинка в судьбе.

Что было там в палатке? Тишина,

Жужжание пчёл среди нагретой хвои,

И были мы с тобой – мгновенье – двое,

И ночь была безмерна и пьяна.

Шел месяц август и всю ночь плыла

Луна в озерной магии. Молчанье.

И рук тревожных трепетное знанье

Того, чему я слова не нашла.

Мы трансцендентны в перекличке лет.

Вот ты, гляжу, уже в иное отбыл,

Во тьме вселенской видится мне отблеск –

Фонарика погаснувшего свет.

Другу Эдику

Жил весело и умер так легко;

Душа вспорхнула мартовскою ночью,

Теперь Твоя Карелия – воочью,

Воистину, вовеки, высоко.

Пил и гулял. А кто безгрешен был?

Мое до-цифровое поколение…

Горение костра, души горение

По лестнице на небо – без перил.

Уходит поколение мое

Или навеки молодость уходит?

Душа твоя, я верю, колобродит

В небесных скалах. Славное житьё!

Идеальный шторм на озере Анси

На озере случаются шторма,

Когда весны идиллию нарушив,

Врывается внезапно ветер с суши,

С оживших гор, где прячется зима.

Вскипает гладь, что ярче изумруда,

Протуберанцем пенится волна

И камышей высокая стена,

Вдруг стелется в отчаянной причуде.

Твой идеальный, долгожданный шторм!

Ему ты внемлешь, тайно напророчив,

Что озера всевидящие очи,

В слезах и гневе смоют мыслей сонм,

И станут дни светлее, тише ночи,

И вдохновенье возвратится в дом.

Фото: Елена Озмидова-Марго

Скажи же мне..

Скажи же мне опять, что я красива,

Скажи ещё раз, только не молчи!

От молодости тайные ключи

Лежат в твоём кармане. Что за диво…

Скажи мне, что ты любишь, не молчи!

Хоть аксиома эта и бесспорна,

Я повторяю мантру так упорно…

Послушай, как деревья о любви

Друг другу шепчут тихой тёмной ночью,

Ничем молчание не опорочив,

Целует солнце их – меня зови

Нежнейшими моими именами,

Пусть небо расступается над нами,

Пусть каждый миг напомнит о любви.