Дому

Дом будет остывать, мы будем удаляться,

Уже закончен год, натужно длится век,

Наполненный войной – без милости, без братства.

Предчувствуя исход, безмолвен человек.

Как все дороги в Рим, так мы с тобой к началу,

Туда, где детский смех и смехом прощены

Мы позабудем всё, что с нами в жизни стало,

Мы вспомним, что любовь всегда сильней войны.

Дом память сохранит, чтоб мы смогли остаться

В долине, где всегда господствует восход,

Три слова повторив – permesso, scusa, grazie

Все зная наперёд, все зная наперёд.

Три слова – permesso, scusa, grazie – по словам папы Франциска выражают все то, что человечеству необходимо для выживания как виду (разрешите, извините, благодарю вас).

Настроение

Вокруг вершин волнуются холмы,

Как женщины, беременные солнцем,

И на вершинах снег не знает тьмы,

Так солнца луч, попав на дно колодца,

Не ведает, что глубина гнетёт,

Сияние всего сильней идёт,

Когда сомкнётся мрак над головой,

Напоминая мне, что я живой.

Мы вернёмся

Мы вернёмся в свой дом, чтоб узнать, как он тут поживал

Без хозяев-гостей, в тёмных ставнях, укрытый от солнца.

Мы поспешно зайдём и на кухне устроим аврал,

Без больших новостей, но с горами в высоком оконце.

Ты затопишь камин, я постель наверху постелю

И к нехитрому ужину с верхом наполню бокалы.

Нам не надо причин, чтобы с домом отплыть к январю,

Там глядишь и весна – это в нашу эпоху немало.

Будет стылая ночь над долиной и ломтик Луны,

Колокольный распев – Рождество, возрождение, надежда.

Средь зелёных холмов бесконечно прекрасной страны

Каждый день проживать, как долина, светло и безбрежно.

У соленого моря

У соленого моря мы снова с тобой заживём,

Будет день загораться и гаснуть в зелёной долине,

Снова будем вдвоём – так легко и привычно вдвоём

Верно, жизненный путь, как дорога в долине, единый.

По весёлым холмам убегает, петляя, она,

Справа – синие горы, а слева – простор разноцветья,

Счастья было сполна, верно будет и грусти сполна,

Когда так лихорадит войною больное столетье.

Я в шестую часть суши тебя больше не повезу,

Пусть в стране возрожденья пройдут наши годы и сроки,

Я над мутной рекою роняю тихонько слезу,

Про себя бесконечно твердя, что прекрасны истоки.

Сегодняшний эскиз Corno Grande, Gran Sasso

Эти прекрасные горы видны с нашего балкона. Можно вообще не выходить из дома и любоваться непрерывной сменой декораций. Горы никогда не наскучат. Они всегда разные. Бывает выйдешь на балкон и ахнешь от удивления – на вершины накинута прозрачная вуаль и только самые верхушки торчат. А бывает, что все как на ладони. И рельеф, и все изгибы и сколы. Горы учат постоянству в переменчивости и умению видеть красоту.

Долина Вал Вомано, Форчелла

12 лет прошло с тех пор, как мы купили дом в Абруццо, в маленькой деревне Форчелла на холме с видом на долину и массив Гран Сассо. Мы купили этот дом из-за вида с балкона. Вот он! За это время многое случилось и в нашей жизни, и в мире, но эта долина и горы неизменны своей удивительной переменчивостью освещения и глубиной воздушного пространства.

Belladonna

Lugano и lago Como –

Чарующие названья,

Мне выйти дано из комы

От радости узнаванья.

Италия carpe diem,

Италия dolce vita

Мгновение будет длинным,

А счастие неизжитым.

Я буду здесь просто – bella,

Хмельная как белладонна,

Смела и душой, и телом

И с морем в зрачках – бездонным.

Прочти же на руке моей…

Прочти же на руке моей

Следы разлуки и печали,

О том, как долго письма шли

И как на них не отвечали,

Как сухо складывались дни

В года и месяцы в столетья,

Как на горе я жгла огни

И исчезала в лунном свете.

Но в дни засушья шлёт земля

Мольбу в неслышащее небо;

Я верила, что все не зря –

Мне будет счастье слаще хлеба

И распахнется дверь туда,

Где небо поднято горами,

Где ночью яркая звезда

Царит над спящими – над нами.

Мария Мисокордия

Мария Мисокордия скорбит

По сыну и по нам. В закрытой церкви

прохлада и покой. Свеча горит.

С настенных фресок смотрят лики, ветви

Оливковые солнце серебрит.

Свеча горит или душа горит?

Мария уронила руки и

К нам протянула трепетные пальцы.

Смирённый лик вещает о любви

И мы покорны точно божьи агнцы.

Бог ли, судьба – зови ли, не зови,

Бунт и покорность борются в крови.

Счастье прибоя

Когда прибой сгоняет с пляжа,

Когда так ластится волна,

Войти, как есть, без антуража

В лазурь, где манит глубина.

Вернуться в вечную стихию

Всех древних, нас создавших рыб,

Чтоб в сердце стала alegría,

Парить в волнах, себя забыв.