Настроение

Я буду откровенною с тобой,

Ведь, если скука, значит будет скука…

И если ты не произнёс ни звука

Со мною рядом, это лишь покой –

Не равнодушья тихое удушье,

Когда все равенства тождественны нулю,

Но помни, что, как капитану суша,

Необходимы ветры кораблю!

Advertisements

Разговор с мамой

Мама, мои стихи чересчур просты –
смыслы их, точно слезы, насквозь прозрачны,
буквы ложатся алгеброй на листы,
есть у меня ответ для любой задачи.

Я за стихами в сад на горе хожу,
листьями там шуршу – все брожу по кругу,
осень всё эту пряную сторожу,
Чтоб оголенных лип избежать испуга.

Доченька, как мне мИлы твои стихи!
И обнаженье я предпочту цветенью,
Чёрные кроны – твёрдой руки штрихи,
Их силуэт подобен стихотворенью.

А облетевших листьев густой дурман?
Просто ненужных слов мишура пустая…
Скоро отпляшет осень цветной канкан –
Ветви нагие строчками проступают.

Маме

У невысокой женщины
Моложавой для своего возраста
Глаза цвета спелого крыжовника,
Рыжеватые волосы.

У невысокой женщины
В квартире музей передвижников:
Сто пятьдесят картин, муж (один)
И шкафы книжные.

У невысокой женщины
Все пирожки с мясом, вся память
меня маленькой,
Все узелки, все огоньки во тьме,
всех сказок цветочек аленький.

К невысокой этой женщине
Мне бы приезжать почаще,
Но я учу брендам студентов
(И прочей ненужной лаже).

Ненужной ни мне, ни женщине,
В отчаянной безвременщине,
В которой успеть пытаемся,
Но больше все ждем да каемся.

Разговор на потом

Наш разговор теле-фонный
Сегодня с утра в планах;
Выход в эфир торжественно-тронный,
Отчаянный, как Сусанин.
Мы с тобой давно уже – теле
И полжизни уже – фоном,
Да и то, что держим в руке мы,
Уже трудно назвать телефоном.
Телепатия – в телескопы окон
Смотрим на те же звезды,
От этого всем немножечко легче,
Но если предмет серьезный…
Мы – машины на светофоре,
Где красный свет – облегчение,
Затаимся в своём оффшоре,
Нервно сгрызём печенье.
Время придвинув к ночи,
Станем эпистолярны,
Голосовые связки беречь, впрочем
Эти хрипы давно уже непопулярны…
Перенесем, отложим,
Засунем на дальнюю полку.
Верно, ещё сможем?
Месяц в ночи долькой.

Вновь обретённой подруге

Мои стихи шли рябью по воде,

Бинарной вязью где-то в интернете.

Стихи то знали, что на белом свете

Есть ты и я! ВернЫ своей звезде –

Той, что безмолвье превратила в голос,

Стихи тянулись, наливался колос,

Чтоб встретились (не важно как и где)

С тобою мы. Где небо раскололось

На здесь и там, на завтра и вчера,

Где жизни немудреная игра

Случилась, где забытый богом полюс

Вдруг просигналил – помню о тебе!

Стихи летели, как судьба к судьбе.

Без названия

Когда печалью становилась злость

И медленно в ладонях остывала,

Я тёплым воском на доске писала

О том, что дружбы развернулась ось.

Да дружбы ли? Попытки превосходства…

Когда от красоты и до уродства

Один лишь шаг…Ведь обоюдоостр

обиды меч и ненадёжен мост.

О Марсе и о любви

Как можно спать, когда так красен Марс?

Как можно НЕ обожествлять природу?

Заката ль ждать, восхода иль исхода –

Не спать, не спать пока он не погас!

Сто миллионов лет – мне говорят,

А нынче пятьдесят. Так не был близок

Он к нашей голубой. Пока не высох

Последний океан, мой тщится взгляд

За тучами, в созвездии Близнецовом

Увидеть свет его, услышать слово

И повторить который раз подряд –

Мир есть любовь, и мы неразделимы;

И каждый день ты ждёшь меня, любимый,

Как ждёт века планета Марс закат

Над голубой, её не зная имя.