Протяни мне руку

Протяни мне руку, протяни!

В эти дни мои бессильны руки…

Здесь вот – мы, а там теперь – они,

И конца не видится разлуке.

И опять пролёг водораздел

Прочно ощетинившейся суши,

Не удел теперь мне, не удел,

Ведь окно в Европу уже, уже.

Что ж теперь, все взгляды на восток?

Обернулись азиатской рожей.

Прав был Блок и Герцен. Мёртв пророк.

По живому отдирают кожу.

Жечь глаголом нынче – под статью,

Будем все сажать томат и перцы

Залпами глотать галиматью,

Староверцы все да иноверцы.

День восьмой

День восьмой – Россия взяла Херсон

Скажите, что это не страшный сон.

Уже были и стыд, и позор, и злость,

Но сейчас – только стон, только в горле кость.

Уши ватой забиты, слепы глаза,

Но одной материи наша слеза,

Как и кровь. Но видно не научил

Ни дедов призыв, ни оскал могил.

Я поэт и значит я – гражданин,

Значит только с совестью – на один

Пушкин – наше все, и Толстой, и Блок,

Все не в прок, говорите? Не сдан урок.

Сегодня

Но человека человек
Послал к анчару властным взглядом
И тот послушно в путь потек
И к утру возвратился с ядом.
А.С.Пушкин

Сегодня Родина моя – в хуле,
А мне б хотелось – в славе…
Сегодня дни ее – во мгле,
В братоубийственной расправе.

И послан был на брат брат
Рукой жестокой и коварной,
И кровью запылал закат,
В бреду горячем и угарном.

И мы, проснувшись в том бреду,
Не отличая сна от яви,
Пошли вслепую – я иду
О Боже, правый…

Я один

Леше

Я один – сам с собой, а в окне

Снег на ветках, деревья, машины,

Я болею и кажется мне –

Черно-белою лентою длинной

Жизнь идёт, как немое кино,

Я в нем зритель – единственный в зале,

А вокруг меня глухо, темно,

Будто витязь в глубокой опале

Жду своих. Жду хороших вестей,

Знака жду, в небо тщетно взирая,

Мне оттуда пошлите гостей –

Хоть из ада, но лучше – из рая.

Следы на снегу

Следы на снегу. Ты оставишь следы на снегу,

Ты в ночь уходя, пожелаешь мне доброго утра.

Я снова смогу – беспричинно смеяться смогу

И все оттого, что с тобою все просто и мудро.

Тобою оставлена смятой и теплой постель,

И кофе на кухне, под блюдечком, напоминаньем

О том, что мы вместе и, значит, и март, и апрель

Наступят и я этим новым наполнена знаньем.

Чтоб этот февраль нам с тобой пережить, пересечь

Распутицу, слякоть и солнце неясным намёком,

Перетанцевать, облекая в безумную речь,

Пока не растают бесследно и страхи, и сроки.

Следы на снегу. Исчезают следы на снегу,

Проталины дышат пусть слабой, но все же надеждой

О том, что грядут чудеса – на лету, на бегу

Вернётся весна, она будет прекраснее прежней.

Учусь у внука

Учусь произношению у внука,

Певучим гласным – долгим И да А.

Для русского подпорченного слуха

Два языка, как небо и земля.

Несу ему в ладонях свой шипящий,

Гортанный, твёрдый – мой родной язык

В его головке белокурой спящий

До времени… и приближаю миг,

Когда он скажет мне – пойдём со мною,

Когда он удивится сколько в нём

Сплелось, срослось и вдруг – одной струною

Заговорило…ясным синим днём.

Жди…

Жди, когда придут стихи, просто жди,

Лягут нА плечи, как снег, как дожди

На асфальт. И ослепит синева,

Прямо в руки мягко лягут слова.

А пока броди по свету, броди,

Себе места снова не находи,

Беспробудно, беспросветно, без слёз,

Задавай всем сущим вечный вопрос.

Жди просвета, озаренья, жди слёз

И терпению учись у берёз,

С каждым днём немного ближе пора

Их серёжек золотых и тепла.

Когда туман…

Когда туман опять неотделим

От мыслей о тебе и нашей встречи,

Он хоть и не любим, но так…терпим,

Я в ожиданьи зажигаю свечи

На окнах всех и крошечных углах

Обжитого, прирученного дома,

Того, меня хранящего и в снах,

И в забытьи предутренней истомы.

Декабрь с Гольфстримом – дьвольский компот

Тоски, случайных встреч и лихорадки,

Когда так неуклонно катит год

Под горку и со мной играет в прятки.

Я, ждущая снега

Я, ждущая снега на первый адвент,

В тот самый торжественный белый момент,

Рождённый в дожде, в темноте и в тоске

О том, что синица пребудет в руке.

Я, ждущая снега, как ждут тишины,

В которой шаги по земле не слышны,

И только следы все расскажут о них —

Пришедших, ушедших, усталых. Земных.

Я, ждущая снега, как будто бы с ним

Исчезнет весь клоунский, страшненький грим

И белым листом снова ляжет судьба

И в хлопьях густых до весны — ворожба.