Вокруг солнца

Это щедрое позднее лето,

Эта нежная ранняя осень,

Когда утро в туманы одето

И к лицу золотистая проседь

И берёзам и людям…они

так же рады слиянью сезонов,

И беспечно проносятся дни

Не нарушив волнения склонов.

Но, волнение преодолев,

Я иду, на босую надев

Ногу – улицу, поезд…движенье!

Вокруг солнца с природой круженье.

Квадратура круга

Пока мы живем на юге,

Пока мы в сетях Гольфстрима,

Пока дорогого друга

Так неповторимо имя,

Сентябрьские денёчки

Прозрачные, продувные

Вдвоем проведём и ночью

С постели в миры иные

Опять улетим. Ты верно –

В целованный солнцем город,

А я – протомлюсь бесцельно

И вспомню – то жар, то холод,

До боли родные стены,

Ободранные обои,

Невы разбухают вены

И тучи всё небо кроют.

Так тяжело отпускало,

Так глубоко бередило,

Смеялось в лицо оскалом

И жгло под рукой чернила.

Исписанные тетради

Ночами лежат спокойно,

Цветёт на балконе садик,

Ты рядом и дышишь ровно.

Вернёмся. Мы друг для друга

Всегда должны возвращаться

Пока квадратура круга

Не сложится вдруг на части.

Тебе далеко

Когда посыплются каштаны,

Я буду очень далеко,

И желтизны не будет с нами,

И небо будет высоко.

Сверкающая позолота

Лишь для тебя, но не для нас,

И тихо повторяет кто-то:

В который раз, в который раз.

Наш путь земной от середины

Идём – тех встреч наперечет,

Мы свято помним годовщины:

Неважный год, отличный год!

Когда посыплются каштаны,

Ты будешь очень далеко,

Но что нам карантин и страны?

Ждать тяжело, любить – легко!

Стихами думаю…

Стихами думаю. В стихах, как в облаках,

Порой летаю. В основном бесцельно.

Когда мне хорошо, то запредельно

Мое пространство. Только крыльев взмах

Там слышен в стих отточенному уху,

Тогда я доверяю взору, слуху.

Все настоящее, рождённое душой –

Такой свободной и такой большой –

Подвластно телу и созвучно духу.

Играла осень…

Играла осень на флейте лета,

Был вечер нежен, был вечер ясен,

Но в желтых прядях в полоске света

Ольха и ясень, ольха и ясень.

И бурых листьев полна дорога,

Иду вдогонку, иду навстречу,

Прохлады сладок глоток. С порога

Я в зелень кану никем не встречен.

Полураздеты и легковерны

Шли люди,

словно всю жизнь гуляли,

Но те приметы светили верно,

Все ж доиграли. Все ж доиграли.

Ромашковый рай

Ромашковый рай шёл на смену тюльпанам, июнь

травой- муравой застелил мне постель и прохлада

Манила меня в глубь лучами воспетого сада,

И, как никогда, одиночество было – лишь дунь –

Пыльцой от цветка, опадающим старым нарядом.

Безумство цветов обещало чистейшие краски,

Невидимый глазу певец брал все ноты на бис,

И полчище птиц так напоминало актрис,

Вовсю разошедшихся, скинувших гримы и маски,

И дружно сбежавших на улицу из-за кулис.

Обморок сирени

‘Художник здесь изобразил глубокий обморок сирени.’ И. Мандельштам

Когда так обморочна сирень

И вишни сбрасывают одежды,

Я вспоминаю наш первый день

Мы влюблены. Мы в любви – невежды.

Город мой, тонущий в лепестках,

Руки, всё ищущие друг друга,

Вновь миражами дрожат в стихах

Те поцелуи в черте испуга.

Вечер гас, солнца последний луч –

Был это знак или просто счастье?

Жизни другой сокровенный ключ,

Май с этих пор лепестками застлан.

Вы знаете, как…

Вы знаете как в мае пахнет дождь?

Под колокольный звон да по брусчатке

На велике под горку…точно в прятки

Играю с ветром. И приятна дрожь,

И по педалям ударяют пятки.

Вы помните как в мае не везёт

Порой с погодой? Тучи солнце скроют,

А может быть, все дело в этом крое

Весенних дней – не знаешь наперёд,

В природе есть баланс, но нет покоя.

Вы верите, что сбудется весна?

И что июнь нас на поруки примет?

И утреннее солнце шоры снимет

С уставших глаз, и будет нам сполна

Зелёных трав и неба сводов синих.