Ноябрьский блюз

Спешит ноябрь – мой скорый поезд в зиму,

Вагонных окон ослепляет свет,

И машинист над пультом горбит спину,

Мелькают дни, но остановки нет.

Спешит мой поезд и ноябрь в спину

Промозгло дует, ёжится с утра,

И новый день, короткий как вчера,

Из дому гонит, клонит, как рябину,

Раздетую до обнаженных рук,

Замёрзших пальцев, чёрных, как испуг.

Лишь дома свечи согревают вечер,

Наш сокровенный, драгоценный мир,

Твоя рука мои ласкает плечи

Под старым пледом, сношенным до дыр.

Advertisements

Сплин

Побагровеет ещё рябина,
И желтизна мне застит глаза,
Как от ноябрьского скрыться сплина,
Разом ударив по тормозам?

И очутиться средь палых листьев,
И погрузиться в листвы поток,
Желтая звёздочка в тонкой кисти,
Осени поздней хмельной глоток.

Мы – птицы

Отгорели костры
И смётает безжалостно ветер
Мои дни, точно пачки
Ещё ненаписанных строф.

До декабрьской жары
Долетим. Снова будем на свете
Мы одни. И солёного,
дикого берега зов.

Мы с тобой улетим.
Две большие усталые птицы.
Будет злиться Гольфстрим
и пучиной пугать океан.

Чтоб не сбиться с пути,
Чтоб в Антарктике не очутиться,
Мы возьмём с собой память
всех нами изведанных стран.

И в далёком краю
Мы расправим побитые крылья
И забудем на миг
черноту этих улиц пустых.

Я тебе пропою
Песню ветра под южною синью,
И родится мой стих
Из прибоя раскатов глухих.

Разговор с мамой

Мама, мои стихи чересчур просты –
смыслы их, точно слезы, насквозь прозрачны,
буквы ложатся алгеброй на листы,
есть у меня ответ для любой задачи.

Я за стихами в сад на горе хожу,
листьями там шуршу – все брожу по кругу,
осень всё эту пряную сторожу,
Чтоб оголенных лип избежать испуга.

Доченька, как мне мИлы твои стихи!
И обнаженье я предпочту цветенью,
Чёрные кроны – твёрдой руки штрихи,
Их силуэт подобен стихотворенью.

А облетевших листьев густой дурман?
Просто ненужных слов мишура пустая…
Скоро отпляшет осень цветной канкан –
Ветви нагие строчками проступают.

Рыжая осень

В этой ранней осени всё чересчур и слишком;

Беззастенчиво рыжие клены листами сыплют,

Будто ветру хотят отдаться всем телом гибким,

Эта осень горячей лошадью в ухо дышит.

В этой ранней осени вся скороспелость яблок,

Всех ночных туманов светлый покров и тайна,

В этой осени все загадочно неслучайно,

В ней сгорит кострами мой враз покрасневший замок.

Бурые медведи

Дождик. По-осеннему мелкий.

Ветер. Все ж по-летнему тёплый.

Осень скачет резвою белкой,

С дерзким летом сдвинула копья.

Зелень догорит изумрудом,

Желчи желтизны не изведав,

Утренних грачей пересуды

Смолкли, как хмельные беседы.

Лето машет в небе крылами,

Тонким клином в тёплые страны

Осень вновь поселится с нами,

Тёплым пледом вылечит раны.

Будем мы грустить потихоньку,

Ты и я – два бурых медведя –

Ждать покуда ниточкой тонкой

Нас не словят в белые сети.

Танго с листьями

Кругом

Танцующие листья,

De dansande löven,

The dancing leaves.

Идём.

И снова рябины кисти

Срывает ветер. Неровен

Шаг. Прерывист мотив.

Allegro – Andante – Allegro giusto,

Тоскует виолончель.

На улице так сиротливо, пусто,

И в спину стреляет дверь.

С тобою мы на великой тризне

Обнявшись, стоим вдвоём.

Станцуем же, как танцуют листья!

С последним танго умрем.