День восьмой

День восьмой – Россия взяла Херсон

Скажите, что это не страшный сон.

Уже были и стыд, и позор, и злость,

Но сейчас – только стон, только в горле кость.

Уши ватой забиты, слепы глаза,

Но одной материи наша слеза,

Как и кровь. Но видно не научил

Ни дедов призыв, ни оскал могил.

Я поэт и значит я – гражданин,

Значит только с совестью – на один

Пушкин – наше все, и Толстой, и Блок,

Все не в прок, говорите? Не сдан урок.