И каждый год то чудо повторялось,

Когда земля вдруг становилась солнцем,

И мир переворачивался мой.

Я шла по солнцу, сверху было море,

То тишь и гладь, то яростные штормы,

Но здесь, внизу, всегда сияло солнце,

Оно не заходило ни на день,

В начале мае,

Несколько недель

Когда в полях

Цвёл рапс.

Advertisements

Майское чудо

Каждый год во второй половине мая случается это чудо. Наши поля, которых в южной Швеции видимо-невидимо, преображаются, разгораются всеми оттенками зеленого и вспыхивают яркими, лимонно-желтыми лоскутами. С самолёта это особенно впечатляет, когда он перед посадкой в Копенгагене заходит пируэтом над южной оконечностью полуострова. Светящиеся в лучах заходящего солнца (если это вечер), многочисленные нарезы лимонного пирога так и притягивают, завораживают глаз. Каждый год я езжу мимо этих полей на машине, а иногда и на велосипеде, когда поля вдруг расцветают вблизи дома. Их магический свет сильнее солнечного. Более того, в плохую погоду они горят ещё ярче на контрасте с сизым небом. Издали поле кажется однородным, лишь тракторные колеи создают причудливый зелёный рисунок вокруг и вдоль, как некий магический замысел. Но подойдём ближе… и рисунок исчезнет, вся стройность замысла мгновенно разрушится, и мы окажемся среди обычных желтых цветков, ничем особенным кроме лимонного соцветия и сильного, темно-зеленого стебля не отличающимися от других, похожих растений, ну, например, зверобоя (мне кажется, он тоже желтый). Простенький такой – с десяток цветков, четыре маленьких крылатых лепестка, малюсенький пестик, как хоботок пчелки. Хотя нет, что-то остановит и заставит присесть на корточки перед гордым цветком. Да, его аромат, очень сильный, терпкий, проникающий через ноздри прямо в горло. Так пахнут очень приторные духи, пачули, мята? Запах манит вглубь поля и вот уже я стою в облаке, нет, в море этого запаха. Представьте, что чувствует человек, живущий в доме на середине такого поля! И что он видит в окне….такой человек может сказать – у меня опять пожелтело в глазах и это надолго. Да, но цветёт рапс всего пару-тройку недель в мае пока его не соберут и не отправят на переработку в масло. Знаменитое на всю Швецию рапсовое масло растёт у нас в Сконе.

Очень весеннее

Я по весне бегу на каблучках,

Качусь под горку на надутых шинах,

Я летних платьев разноцветный взмах

Опять ношу без цели и причины.

Я по утрам вновь радуюсь цветам,

Так весело зажившим на балконе,

И в моей милой южно-шведской Сконе,

Я снова слышу птичий зов и гам.

И будят оркестранты по утру,

Не церемонясь с планами моими,

И, благодарная, я упиваясь ими

И, как ребёнок, прыгаю в игру.

Сконе

Опять возвращаюсь я в Сконе,
В симфонию желтого рапса,
Где мир неподвластен коллапсу,
И башни танцующе-стройны.

Опять пролечу над заливом
По легкой структуре крылатой,
Меж странами дерзко распятой,
Дугой с серебристым отливом.

Опять погружусь в щебетанье
Дроздов, в ароматы сирени,
В объятия творческой лени,
В мой Лунд дорогого изгнания.