Дождю

Сегодня дождь с обеда. Долгожданный.

Томился лес и маялась трава,

Вот желтый луг, лишь прозелень едва.

В июне, согласитесь, это странно.

Но зарядил тончайших струй мотив

И барабанит по крыльцу и крыше,

И чтоб шагов моих ты не услышал,

Лужайка превращается в залив.

Накануне солнцестояния

Шумит река. А может, это я

Шуршу по свежескошенной осоке.

У нас с рекой свиданье, где пороги

Да срубленного дерева скамья.

Я совершаю свой ночной дозор,

Придуманный не мною, а природой,

Когда солнцестояние у входа

В мой тихий дом и ночи светел взор.

Июнь, постой!

Пронзённый тёплыми лучами

Сияет лес,

И птица из-под ног крылами

Наперерез.

Не насладиться, не напиться –

Июньский зной

Я, как та горлица -девица,

Вспорхну. Постой!

Не торопи, июнь, люпины

Ещё в цвету

Дай постоять мне тенью длинной

На том мосту.

Белая ночь на хуторе

Когда день долог, светел и богат,

Как шах персидский – златом и коврами,

Когда ты не идёшь – плывешь лугами,

И мурава от темени до пят.

Когда уже не надо изумрудов

И гиацинтов – их полно вокруг

И снова ты описываешь круг,

Речною свежестью напившийся до блуда…

Июнь благословенен и пройден

Уже почти совсем, но длится сон

И не смолкает старая запруда.

Лёд сковывает воду так легко,

Так незаметно, как морщинки кожу;

Мороз пока бессилен пред рекой,

С одной лишь стороны стянув – похожа

Зеркальная, эмалевая гладь

На наважденье. Там за островами

Темна вода, спокойна и смела,

И за порогом острая игла

В беду попавшей ели не шарами

Украшена, а тиной ледяной…

Как правильно придти сюда одной,

Молчать и слушать шум воды

И мерный её поток в себе восстановить,

Как хорошо себя на том ловить

Что кажется дневная суета

Уже давно привычкой суеверной,

Но стоит лишь её остановить,

Лишь на одно мгновенье в эту воду,

В её глубины чёрные взглянуть,

Не Рубикон, на Стикс, а просто суть

Свою, себя увидеть, развернуть

К себе лицом все зеркала, природу

В её тысячегласной немоте

услышать, покориться красоте

И полной грудью, наконец, вздохнуть.