Уличный музыкант

Предпоследний декабрьский день: не по-зимнему тёплый, но сырой и промозглый. В праздничной суете пробегают люди, торопятся сделать ещё пару-тройку покупок. Сияют витрины, шуршат упаковки, кто-то громко смеётся за нашей спиной, кто-то бесцеремонно проталкивается вперёд. Там у стены сидит уличный музыкант и творит чудеса. Бах, Вивальди, Моцарт… аккордеон поёт скрипкой и гудит органом. Быстрые пальцы, напряженные мышцы под тонким свитером и счастливое лицо настоящего артиста. Знающие толк в музыки немцы охают в изумлении. Не знающие толку в музыке останавливаются от любопытства и на всякий случай фоткают на телефон. Зрители аплодируют. Музыкант, сидя, кивает в знак благодарности. В кепку аккуратно кладут монеты и бумажные деньги. Кидать неудобно! Это ведь настоящий музыкант…на него поди в конвертный зал за 50 евро за билет не жалко отдать. Да, неудобно. Люди стоят долго. Уходя, снова благодарят. Снова кладут в кепку монеты. Звонят колокола – так гулко и долго. Уходит год. Спасибо за прекрасную музыку, незнакомый музыкант!

Advertisements

Не желайте поэту

Никогда не желайте поэту

Новых книг и, особенно, вдохновения,

Он скривится. Он не оценит рвения.

Это – как многую лету

Пожелать царю

В день его отречения.

Пожелайте поэту

Поселиться у леса,

А лучше у моря,

Утром видеть зарю;

Золотой пропорции

Счастья и горя.

Рваных строчек,

Выучить итальянский,

Говорить от сердца,

Писать без глянца.

Пожелайте ему

дорогих людей,

драгоценных зданий,

Но только не желайте ему признания!

Золотая монета

Как тяжело на сердце…

Так ведь это зовётся?

Когда оно птицей усталой бьется,

Что-то там качает свои насосом,

Те же слова, те же вопросы.

В зеркале только усталость и жалость,

И солнца лучик …ну самую малость.

Старость? Срастаюсь с обликом,

Как гора со своим облаком.

Заесть круассаном, запить чем покрепче?

А может, расправить плечи?

Встряхнуть головой,

Гордо взглянуть, как прежде?

Бывали похуже вещи!

Да и о чем говорить?

Вот, когда с родными…

А я – гордость да мысли дурные.

Пустое это…все..помаду поярче,

Глаза пострашнее, меха по-боярче

И из дому в свет свой шведский,

Другого нету – примите меня за

Золотую монету! Уж как хотите –

Я буду звенеть и вертеться ,

Я звоном своим подлечу сердце.

Лёд сковывает воду так легко,

Так незаметно, как морщинки кожу;

Мороз пока бессилен пред рекой,

С одной лишь стороны стянув – похожа

Зеркальная, эмалевая гладь

На наважденье. Там за островами

Темна вода, спокойна и смела,

И за порогом острая игла

В беду попавшей ели не шарами

Украшена, а тиной ледяной…

Как правильно придти сюда одной,

Молчать и слушать шум воды

И мерный её поток в себе восстановить,

Как хорошо себя на том ловить

Что кажется дневная суета

Уже давно привычкой суеверной,

Но стоит лишь её остановить,

Лишь на одно мгновенье в эту воду,

В её глубины чёрные взглянуть,

Не Рубикон, на Стикс, а просто суть

Свою, себя увидеть, развернуть

К себе лицом все зеркала, природу

В её тысячегласной немоте

услышать, покориться красоте

И полной грудью, наконец, вздохнуть.