Люде

Стихотворения называет стишем;

Она со всеми музами на ты,

Лелеет в снах волшебные мечты,

А стих её взлетает выше, выше.

Она в полёте вся – в походке, платье,

На тонких шпильках, с ветром заодно;

Предпочитает старое кино,

А в жизни – все аллегро, не анданте.

Она творит с вещами волшебство

С кофейной чашкой и с нежданным снегом,

И на груди славянским оберегом

Заветных строк сияет естество.

Вы знаете ее, ее встречали?

Ту, чьи глаза порой полны печали,

Порой они, как звезды в вышине,

Сияют чистым светом вам и мне?

Advertisements

Подражание

О вдохновенье, трепетная птица!

В каких ты дальних прячешься краях?

Пусть не орлом степным, но хоть синицей

Вернись, дай мне услышать крыльев взмах!

Дай ощутить тот трепет, что подобен

Любовнику, услышавшему зов

Любимой…

Дай испить прохладу слов –

Сродни прозрачной речке говорливой.

Я обещаю не просить тебя

Ни славы, ни признанья, ни успеха;

Лишь пять минут серебряного смеха,

Лишь пару строф, волнуясь и любя.

Февраль…Достать чернил и плакать?

Нет, солнце страстно призывать!

Уже река свернула вспять.

Хоть за окном то снег, то слякоть,

Но солнца властная печать

Легла на сердце, оголила

Заснувшей нежности ростки

И на прогалинах цветки

В порыве смелости открыла.

Снегопад

Снегопад, снегопад…

Засыпает все подряд –

Гор высоких стройный ряд,

Улиц праздничный наряд.

Кто-то снегопаду рад,

Кто-то скажет невпопад:

Вид не тот, не тот накат.

За окном снежинок чад

И сугробов маскарад;

Свечи на столе горят,

Чей-то удивленный взгляд.

Неспроста ведь снегопад!

Силы высшие творят

Здесь над нами свой обряд.

2018

Что ж, допиты бокалы,

Семерка сменилась восьмеркой,

Далеко в двадцать первом..

Ну кто мог подумать тогда?

В те далёкие зимы

Мы бодро встречали года

И легко провожали,

Мы были так неутомимы.

Нас так много тогда оставалось,

Что в шумной толпе

Беззаботных друзей

Веселиться нам было несложно,

Все иначе теперь –

Мало нас и гудят неотложки

По кому-то опять,

И раскатисто хлопает дверь.

Что ж не будем хандрить,

Будем счастливы тем, что сумели

Отыскать, удержать

И дыханьем в ладонях согреть,

Будем жить-не тужить,

И высокие эти качели

Нашей жизни качать,

Чтоб не так откровенно стареть.

И, наверное, случится для каждого

Зимняя сказка

где-то в дальних горах,

Где-то в мягких, глубоких снегах;

И тогда мы поймём, все поймём

До конца, без подсказки

Что вся жизнь – это миг,

Лишь один восхитительный взмах!

Мечты о Праге

Эти серые, серые дни!

Без мороза, без солнца, без сказки,

Когда трудно уже без подсказки

Различить их – так длятся они.

За окном нет ни моря, ни гор;

Мне теперь надо жить миражами,

Мне теперь до весны – этажами

Вверх без лифта, как в детстве,

На спор.

Как бы мне добежать до весны?

До искрящейся мартовской Праги?

С милым другом спасительной браги

Там напиться, от голубизны

Задохнуться…

Пока же – лишь сны.

Уличный музыкант

Предпоследний декабрьский день: не по-зимнему тёплый, но сырой и промозглый. В праздничной суете пробегают люди, торопятся сделать ещё пару-тройку покупок. Сияют витрины, шуршат упаковки, кто-то громко смеётся за нашей спиной, кто-то бесцеремонно проталкивается вперёд. Там у стены сидит уличный музыкант и творит чудеса. Бах, Вивальди, Моцарт… аккордеон поёт скрипкой и гудит органом. Быстрые пальцы, напряженные мышцы под тонким свитером и счастливое лицо настоящего артиста. Знающие толк в музыки немцы охают в изумлении. Не знающие толку в музыке останавливаются от любопытства и на всякий случай фоткают на телефон. Зрители аплодируют. Музыкант, сидя, кивает в знак благодарности. В кепку аккуратно кладут монеты и бумажные деньги. Кидать неудобно! Это ведь настоящий музыкант…на него поди в конвертный зал за 50 евро за билет не жалко отдать. Да, неудобно. Люди стоят долго. Уходя, снова благодарят. Снова кладут в кепку монеты. Звонят колокола – так гулко и долго. Уходит год. Спасибо за прекрасную музыку, незнакомый музыкант!