Зарисовка

Уйти в поля, нарвать нежнейших маков,

И с этим резким ветром заодно

Ворваться в скопище ещё незрелых злаков,

И вдруг над ними приоткрыть окно

Меж низких туч, грозящихся пролиться.

Там солнца луч! Он лишь мгновенье длится,

Но тем сиянием озарено 

В утробе просыпается зерно.

Так совершается круговорот – 

Всему всегда приходит свой черёд.

Midsommar

И вот midsommar – середина лета,

А кажется – оно не началось.

Не размечталось и на разжилось,

И в небесах лазоревого цвета

Не разлетелось птицей, не срослось.

Ещё лица лучи не опалили,

И ног ещё не стёрли башмаки,

И ждут заветной даты рюкзаки.

Ведь кажется, что мы весь год не жили,

Но вот теперь – беспечны и легки.

Отбросив словно зимние одежды

Тяжёлые и пыльные дела,

Мы понесём усталые тела

В моря и горы, в летние надежды.

В беспечный мир забытого тепла.

Ночное кино

Два человека в ночном кино. 

Два силуэта в пустынном зале.

Он и она. Им уже давно

Вместе легко и привычно стало.

Ни поцелуев, ни сжатых рук…

Только случайно – касание пальцев.

Точка – тире. Это сердца стук.

Uno, dos, tres – приглашение к танцу.

Улица. Двое. Рука в руке.

Ноги скользят по брусчатке мокрой.

Словно без памяти – налегке,

Аквамарином смешавшись с охрой.

Ветра вечерний речитатив

Меряет шаг и ей кудри трепет,

Снова и снова они мотив

Свой и друг друга, танцуя, лепят.