Дяде Юре

12 июня 2021

Дяде Юре

Вчера в нашу семью приходила смерть.

Она забрала спящего худого старика

С чертами моей бабушки.

Светлого полета, милый дядя!

Я верю, что вы встретитесь.

Подражание

Леопардово мне сегодня,

Контражурно и форсмажорно

И, признаюсь, чуть-чуть обжорно

В пиццерии морской, как сходни.

В пиццерии морской как сходни

Мне так зелено и закатно,

Что родятся стихи – невнятно

Для начала, но в целом модно.

Жара случилась

Жара случилась в будний майский день,

Присыпала дорожки лепестками

И белым пухом – как же ей не лень –

Весь день манила будто маяками.

Напомнила, что ног босая стать

Ей по душе и плеч загар, и платья,

И чтоб счастливой поскорее стать,

Мне надо лишь шагнуть в её объятья.

Нырнуть в зелёных трав прохладный мир

И причаститься тайнами природы,

Которой всё подвластно – эликсир

Наполненности, воли и свободы.

О жизни

Жизнь вернулась так же беспричинно,

Как когда-то странно прервалась. Б. Пастернак

Жизнь вернулась и была причиной

Нам пока неведомая связь

Между зарожденьем и кончиной –

Тайных знаков призрачная вязь.

Были знаки эти в опереньи

Черной стали утренних дроздов,

В их веселом щёлканье и пении

Мир стал зелен, светел и готов

К чудесам – взрывной волне сирени,

Яблонь бело-розовой фате,

Жизнь вернулась и в поспешной смене

Декораций были знаки те,

Что есть смысл в цветном круговороте

Трав, цветов, животных и людей,

Жизни гимн слагающих на взлёте

И в падении – ещё сильней.

Blå timme ( Синий час)

Blå timme

Det finns blå timme mellan solnedgången
Och skymningen- då plötsligt händer det,
Omvandlas världen till den blåa färgen
Och kosmos öppnas upp och ovanpå
Mitt huvud andas hela universum
Sjömän då väntar med att skynda på,
Och konstnärer? De hektiskt söker tonen
I sin palett. Vad gör poeten då?
Hon släpper loss sin själ i långa färden.

Есть синий час – как раз между закатом
И темнотой – когда наступит он,
Преобразится мир в свой синий образ
И космос станет ближе. Надо мной
Вдруг распахнёт вселенная врата.
В час этот неподвижен капитан
И за штурвалом ждёт. В тот час художник
Отчаянно пытается найти свой синий цвет.
Вы спросите – поэт – что делает?
Он душу отпускает в полёт наверх
В таинственную синь.

Церковь 16 века в Швеции, Оре.

Магнолии

Магнолии роняли лепестки

Из розового тонкого фарфора,

Из тонкого китайского фарфора,

Казалось, были эти лепестки.

А я роняла слёзы над цветками

Мне так хотелось, чтоб была бессмертна,

Мне было жаль, что не была бессмертной

Их хрупкая, живая красота.

Шивик

Наберу в GPSe Шивик,

Станет день мой светлей и шире

И весеннего ливня свежесть

Опьянит и лицо разнежит.

Пусть сплошной пеленою – небо

Надо мною, я к морю еду,

Нежной зеленью светят рощи,

Синевою – морские толщи.

На макушке двуглавой Стена

Из зелёного вырвусь плена,

Чтоб волн бесконечный ропот

Разыграл вдохновенья ноты.

Du och jag

Vi har varit med om allt –

Ljusa dagar och moln i himlen,

Du har stöttat mig alltid

Som ingen,

Du har älskat mig ömt

Som ingen.

Första ögonblicket på morgonen,

Sista ögonblicket på natten

Kärleksriket och inget

Annat,

Jag behöver nu inget

Annat.

Varje dag är ju alltid början,

Livet händer oss när vi drömmer,

När vi flyger liksom

i sömnen,

Alla ögonblicken berömda.

Ama mamma

Мать и сын – какая нежность!

Взгляд и крепкий обруч рук,

И сыновья центробежность,

Если он споткнулся вдруг.

Быстрых ног упрямый топот,

От неё, но чаще к ней,

Ее тихий, нежный шёпот

В ушко – боль пройдёт скорей.

Нет целительнее объятия,

Нет спасительней груди,

Ama mamma! Сдёрнет платье,

Разними теперь поди!

Не торопи!

Я говорю – не торопи

Дни вдохновения и света,

Кропи меня дождём, кропи!

Я во всё зимнее одета.

Чтобы оттаяла душа

От не-объятий и не-взглядов,

Прошу, дай роздых, не спеша

Шли белоснежные наряды.

Черёмуховый сладкий дух

И вишен розовую пену

Ты придержи. Ослаб мой нюх,

Я память призову на смену.

Дай мне поверить, что всегда

Ты торжествуешь, беспристрастно

Шлешь свет и в славные года,

И в безвременье. Грусть напрасна.