Сын пишет отцу

Он бросает в пространство фейсбука

Одно лишь короткое слово уже пятый год

В молчащий эфир он заходит беззвучно, без стука,

Лишь сердце его вдруг взлетает до синих высот.

Он пишет отцу, посылая куда-то в пространство

Святящихся лампочек в оптике дальних машин,

И то ли зовёт его – папа! – из призрачных странствий,

То ли обещает ему, что он помнит. Он сын.

Дом и пандемия

Пока шла пандемия, вырос дом

И заблестел холодными глазами,

Его так нелюбовью наказали,

Что он бы согласился и на слом.

Но вот судьба – стоять и созерцать

Пустынных улиц пыль и бестелесность,

Ах если бы не камня бессловесность…

Ему бы так хотелось храмом стать!

Моему мальчику

В этом месяце моему внуку исполнится 2 года. Эти 2 года были освещены любовью и нежностью, ожиданием и необыкновенным чувством сопричастности к этой новой жизни. Эта подборка о моем мальчике и обо мне.

http://www.noviden.tmdt.ru/katalog-vypuskov-zhurnala/novyi-den-48/-tri-vesny-veronika-gabard.html

Три весны

Три весны. Одна была полна

ожиданья…Нестерпимой боли

Первых почек лопнувших. Неволи

Нераскрытых. Я дошла до дна.

Та вторая выдалась стеклянной.

Узники неведомой чумы

Мы взирали, как в лучах не мы,

А зверьё брело толпою странной.

Третья эта медлит, но глядят

Почки в небо точные, как выстрел,

И, гадая, что за жребий вызрел,

Я смотрю, как сладко дети спят.

Мы с тобой в пандемию

За эту пандемию мы с тобой

срослись.

Ты мои мысли продолжаешь,

Мои желанья тайные читаешь

В пожатьи рук. Мы были и сбылись.

За эту пандемию мы с тобой

состарились,

И нам к лицу, пожалуй,

Наш тихий дом, свечи огарок алый,

Мы до глубинной сути добрались.

За это безвременье из времён,

Нам выделенных

Щедро и бессрочно,

В судьбе навек останется не прочерк,

Но триптих, в небеса глядящий лик.

Благодарю!

Высокопарных слов не надо опасаться. Б. Окуджава

Благодарю за каждый день,

За солнца луч из-под гардины,

За удлинившуюся тень,

За кружевной на ветках иней.

За то, что воздух горный пью

И умываюсь облаками,

За жизнь, которую люблю,

За счастье, прожитое нами.

Все мои тайные мечты,

Все мои тихие молитвы,

В них постоянно я и ты,

Наш путь с тобой багрянцем выткан.

И как бесценный жизни дар,

Мой русый мальчик кареглазый,

В нём весь земной сошёлся шар

И звёзд искрящиеся стразы.

Мы уедем…

Мы уедем с тобой от дурного дневного кино,

Мы умчимся на север, где снег ещё

Девственно белый,

Будь, что будет! Ведь нам с тобой вместе не даром дано

Из окошка глазеть на пушистые синие ели.

Мы на лыжах весёлых уйдём вдоль зелёной реки,

И по талому льду перейдём её словно солдаты,

А родятся слова, мы их сложим в живые стихи,

Пусть они, как капель, растревожат лесные пенаты.

Уходя…

Уходя, говорите – люблю!

И в глаза дорогие смотрите,

И в окошко машите, машите,

Как рыбачки с земли – кораблю.

Уходя, говорите – живи!

И всегда добавляйте – до встречи,

Чтоб любимых расправились плечи.

Ничего нет сильнее любви.

Другу

Мой друг, нет воздуха! Ты на горе один,..

От высоты закладывает уши,

Вершина эта круче всех вершин,

И близок Бог, и беспокойны души.

И каждый вздох – отчаянный бросок,

И выдох – бесконтрольное паденье,

Ты столько раз сумел и превозмог,

Ты все отдал за вольное паренье.

Как бабочка в ладонях бьется жизнь,

Дни бесконечны и коварны ночи,

Но голос был – держи ее, держись!

Пусть этот голос радость напророчит.