Claroboya

Claraboya, Claraboya,

Не спускает солнце вожжи, 

Совершая непреложный 

Путь от лета до зимы.

Claraboya, Claraboya…

Правит мастер осторожно

Свой узор заветный, сложный –

Весь от стёкол до каймы.

Claraboya, Claraboya!

Будет солнце над прихожей,

И луча весёлый отжиг 

Будет там, где нынче мы.

Claraboya, Claraboya?

Купол счастья невозможный

В том изысканно-вельможном

Мире, где не знали тьмы.

Advertisements

Украденное лето

Украденное лето расцветает

Живыми звёздами и нежит темнотой,

И в небесах такой стоит покой,

Что зимняя душа крошится, тает.

Растаяли все срочные дела,

Все важные-вальяжные емейлы.

Остались стихо-творческие перлы,

Как бабочки на зеркале стекла.

Растаявшая, летняя душа,

Разнеженная солнцем и сиестой

За неимением другого места

Не мудрствуя живет и не спеша.

Тебе

Благодари меня, благодари!

И, уходя, дари мне руки эти

И эти губы, и глаза дари

За то, что обрела тебя на свете,

За то, что обрела тебя в себе,

Как обретает землю под ногами

Усталый ангел, что в лицо судьбе

Смотрю неискушёнными глазами.

За то, что верю в сказки и мечты,

За то, что жизнь за чистую монету

Я принимаю. Это сделал ты!

С тобою голубей моя планета.

Благодарю тебя, благодарю!

И, приходя, вручаю в руки эти

Мои стихи – себя тебе дарю

Как поцелуй друг другу дарят дети.

Чемоданное настроение

Чемоданное настроение

На меня напало сегодня

Вдруг открылось второе зрение –

Я – корабль! Отводите сходни.

Застоялась я в этой гавани,

Заскучала в болоте файлов,

И глаза запросили пламени,

Амазонок и диких фавнов.

И душа запросила радости,

Как Бетховен у бога – оды;

Надоели скупые благости,

Разлинованной жизни годы.

Чемодан в коридоре дыбится,

Добрым зверем мне в ухо дышит,

И закат расцветает Ибицей,

И рука так привольно пишет.

Молитва 

О Господи, так дай же новых встреч!

В пространстве растяни минуты – эти –

Морщинок глаз и круглых тёплых плеч

Родителей, оставшихся на свете.

Остались славной ротою солдат.

Редеют их ряды, но запевалой

Стоит отец, а мама грустный взгляд

Все не отводит и молчит устало.

И поседевшей дочери в окно 

Все машет, поминая високосный,

Тяжелый год. И снова, как в кино,

Плывёт автобус, воздух режут вёсла.

И тихо плачет за гардиной дочь,

И вдаль летит извечная дорога –

Все дальше, дальше…Господи, как смочь

Их сохранить и не пенять на Бога?

Душа Лунда

Мне кажется, старинная душа

У городов бывает, как у мудрых

Людей. Они, историей дыша,

Немногословны и немноголюдны.

Органным трубам вторит бой часов,

Столетьям внемлет колокол. ВысОко

Взлетает звук. И до глубинных снов 

Меня пронзает и томит без срока.

Я – старины паломник и певец,

Зажгу свечу и растревожу память

Моих потерь. Я – одинокий чтец.

Стихи молитвой падают на паперть.