Гость

Туман стелил постель,

чтоб утром солнце,

Проснувшись и понежившись довольно,

В окно впорхнуло, в первый миг невольно,

на ощупь по паркету пробираясь,

но вдруг разлившись тысячью лучей,

И каждый все светлей, все горячей.

Я комнаты знакомой не узнала –

В ней солнцу было тесно, было мало

Ему пространства стен и потолка,

Все затопила яркая река –

Так шла весна –

Застенчиво пока.

Advertisements

Silenzio

Станцуй со мной silenzio*, станцуй

Спокойствие, разлитое над морем;

Укрой меня, как разнотравье поля

Укроет землю в месяц- ветродуй.

Станцуй со мной пожатием руки

И тонкой синей жилкой на запястье;

О если бы могло запястье клясться,

Оно б скрепило ветреность строки.

И если может сердце танцевать

Фонариком сквозь огородку рёбер,

То наши два, наверное, готовы

Всю жизнь в четыре такта простучать.

*silenzio – это не танец, а пауза в танце. Молчание. Покой, но в то же время, интенсивный контакт партнеров.

Ожидание

Ты спишь. Твоя подушка горяча

И тяжесть растекается под пледом;

Округлость обнаженного плеча

Соперничает с полнолунным светом.

За окнами колышется с утра

Луч солнца в такт отчаянной капели,

И веет свежим ветром со двора,

И шхунами вплывают в дом недели.

Мы ждём…ждут пробуждения цветы,

Ждут первые дрозды набухших почек,

И ждёт земля пока зимы пласты

не зазвенят ручьем февральской ночью.

И каждую минуту в тишине,

В глубокой тьме и бесконечной тайне

Вершится жизнь, невидимая мне,

Возникшая в тебе, как мироздание.

Расставание с горами

Я улетаю. Горы миражами

Плывут над облаками и Мон Блан,

Как юный и весёлый капитан

В фуражке белой, в небо этажами

Взлетает смело – горд и одинок –

Свершая свой заоблачный прыжок.

И будут мне опять являться горы

То по ночам, то в дымке поутру,

И шведские зеленые просторы

Не остановят разума игру.

Там вдалеке, в сияньи голубом

Мерцают горы призрачным огнём.

Настроение в горах

Как жить в горах? В прозрачном хрустале зелёных слез застывших водопадов?

Как вынести истому в январе, когда вуаль колышется над садом?

Как мне посеребрённых елей высь февральским утром не окинуть взглядом? Им солнца луч повелевает – длись! Длись, новый день алмазного парада.